понедельник, 16 мая 2016 г.

Parasite Eve series review

История Parasite Eve тянется с книги Хидеаки Сены, поэтому наиболее правильным  было бы начать именно с нее. Хотя я бы начал еще более издалека – со «Спирали» Кодзи Судзуки, на которую PE весьма похожа.
  
О плагиате говорить здесь не приходится; скорее, имеет место быть совпадение. «Спираль» Судзуки вышла в 95-м, как и Parasite Eve. В «Спирали» девушка Маи Такано, просмотрев проклятую пленку во время овуляции, попадает под контроль злодейки Садако Ямамуры, слившейся с вирусом оспы, за неделю вынашивает и рожает копию Садако, которая, опять же, за неделю достигает своей взрослой «формы»; при помощи влюбленного в Маи ученого (по совместительству протагониста) Садако распространяется по всему миру, словно вирус.

В Parasite Eve вместо мутировавшего и научившегося распространяться информационным путем вируса роль таинственного зла играют митохондрии – отвечающие за выработку энергии органеллы клеток. Согласно роману, митохондрии – на самом деле независимые организмы, находящиеся в симбиозе с людьми до поры до времени. Их час пробил – в Киёми Нагасиме (жене протагониста) пробуждается Ева, коллективный разум митохондрий, желающий перерождения в теле совершенного существа. Из-за митохондрий Киёми подписывается на донорство собственных органов в случае собственной смерти, после чего оперативно гибнет в автокатастрофе. Одна из ее почек пересаживается девочке по имени Марико Андзай; митохондрии готовят ее тело к рождению новой формы жизни. Тем временем Ева из печени Киёми в лаборатории ее вдовца принимает форму погибшей, чтобы соблазнить незадачливого ученого и оплодотворить с его помощью свою яйцеклетку, которую она затем внедряет в Марико. Мигом рожденное существо, вопреки ожиданиям Евы, оказывается нежизнеспособным из-за сопротивления доставшихся ему в наследство от отца митохондрий – так что Parasite Eve расходится с апокалиптически мрачной «Спиралью» в отчасти счастливом финале.


В экранизации акценты были несколько смещены: Ева растеряла эмоции, коими она в книге прямо-таки пылала, а ряд сцен претерпел значительные изменения. Изнасилование и роды 12-летней Марико, например, по понятным причинам в сценарий не вошли, а финал стал более мелодраматичным: вместо того, чтобы растечься оранжевой массой, Ева превратилась назад в Киёми, которая слезливо сгорела в обнимку с мужем. Фильм Parasite Eve – довольно обычный японский хоррор, лишенный хоть чего-то хорошего.

Мимолетом стоит обмолвиться и о манге по мотивам Parasite Eve. В 98-м вышла трехтомная адаптация романа (учитывающая, тем не менее, изменения в сюжете из экранизации), а сразу же вслед за ней – и Parasite Eve Diva: N.Y. Shi no Utahime, двухтомник, посвященный злоключениям Айи в Нью-Йорке. Норико Фудзики, автор этого чуда, извратила сюжет РЕ наиотвратительнейшим образом, вписав туда мистику, введя ряд новых персонажей и добавив сопливую лавстори. «Дива», жертвуя аутентичностью, так упивается собственной шаблонной напыщенностью, что можно подумать, будто Мотому Торияма и Хадзиме Табата при создании The 3rd Birthday вдохновлялись именно этим недоразумением, а не двумя отличными играми от родной Square. А еще N.Y. Shi no Utahime невыносимо уродлива.

Книга, фильм и манга Parasite Eve: не стоят вашего внимания.