вторник, 9 июля 2013 г.

Final Fantasy XII Part 3: Pilgrimage with Larsa

Собралась, значит, Ашка обогатить свой урановый ломик, а Ларса ей и говорит - давайте жить дружно.

Вообще, забавно, что она в целом соответствует своего возрасту: пылкая, дерзкая, не желающая признавать ошибок и идти на компромиссы.

"Но что если мой братец развяжет войну, а потом снесёт нюкой Рабанастр?"
Ларса умнее всех, Ларса спас весь Ивалис.

А вот тут давайте остановимся.
Многие ругают Ваана за то, что он, дескать, как герой полное говно. Понятно, конечно, почему - это я в прошлом двенашечном посте еще подчеркивал - Иванушка-дурачок слишком дурачок, чтобы его любить. Тем не менее, на звание худшего финалочного POV-героя (он ведь не протагонист, что очевидно любому человеку с головой на плечах) он явно не тянет уже хотя бы потому, что он не хуже ваших стандартных финалочных персонажей.
Начнем с того, что он не пытается быть тем, чем не является (не начинает пилотировать космические корабли, например). Он - бедняк, сирота, раздолбай. Из тех, кто носа дальше своего родного города не высунет. Его неосведомленность об Ивалисе - именно то, что делает его POV эффективной.
Единственное светлое пятно в его биографии - брат. Единственное определяющее его качество - ненависть к тем, кто лишил его брата. И эту ненависть он обуздывает довольно быстро и, что показательно, без чьей-то целенаправленной помощи. Выслушал Баша, вручил меч Восслеру, понаблюдал за тем,как Баш себя ведет, понял, что он собой представляет на самом деле, угомонился. Проникся двойной ненавистью к империи, но тут появился Ларса, выручивший Пенело, и это тоже оставило свой отпечаток. Оккурии, учуяв его баттхерт, вознамерились подогреть ему пукан, показывая через шарды братца, но Ваан вместо того, чтобы воспылать праведным гневом (как это сделала Ашка), задумался (представьте себе) и выдал вот этот монолог. Предыдущая-то сцена про "что ты хочешь?" была неспроста: Ваан действительно растерял свою дурацкую браваду про "хочу быть скайпиратом", смирился со смертью брата и стал искать свой собственный путь, свой raison d'etre.

Значит ли это, что он поумнел и внезапно стал адекватным и симпатичным? Нет, конечно. У него, однако, случился закономерный character development, который, в смою очередь, выступает примером для принцессы. В конце концов, большая часть игры посвящена именно дилемме Ашелии.

Она жаждет отомстить империи и вернуть страну и внезапно узнает об ультимативном оружии - нефиците. Что же делать? Использовать силу против силы? Продолжать упорно бороться с империей? Найти мощных союзников и объявить открытую войну? Пойти на попятную и позорно вступить в союз с бывшими врагами? Всё не так просто.

И именно Ваан, отринувший свою ненависть к империи и радостно общающийся с Ларсой, показывает Ашелии, что есть и другой путь. 
А вы говорите, Ваан не важен для сюжета.